Политика

Михаил Маряхин: «Губернские депутаты не имели морального права отменять прямые выборы главы Самары»

Актуальный разговор на актуальную тему

Михаил Маряхин: «Губернские депутаты не имели морального права отменять прямые выборы главы Самары»

Самарская Губернская дума в минувший четверг тридцатью тремя голосами членов фракций «Единой России» и ЛДПР сразу в двух чтениях приняла внесённый губернатором региональный закон «О порядке избрания главы городского округа Самара Самарской области», отменяющий прямые всенародные выборы мэра Самары. Возразить «генеральной линии» решились коммунисты и справороссы. Председатель регионального отделения партии «Справедливая Россия» Михаил Маряхин, при всей своей корректности и воспитанности, продолжает настаивать на своём принципиальном несогласии в этом вопросе с избранным губернатором Самарской области.

 

- Самая обсуждаемая сейчас в Самаре тема - это отмена, причём без всякого сопротивления, прямых выборов мэра областной столицы. Вы всегда говорили, что являетесь сторонником именно прямых выборов, хотя и поддерживаете многие действия губернатора. Вы подтверждаете верность этой позиции?

- Да, конечно. Она остаётся в силе. Я сам был неоднократно избран именно на прямых выборах. Дважды избирался в Думу городского округа Тольятти на прямых выборах. И в Самарскую губернскую думу, хотя я был вторым в партийном списке, меня избрали по одномандатному округу. Поэтому я считаю, что здесь, конечно, ценен прямой выбор конкретного избирателя, который приходит, видит персонально кандидата, фамилию и имя человека, у которого своя биография, своя история работы, свои планы на будущее, и поддерживает, голосуя за, соответственно, это будущее. За конкретные действия конкретного кандидата - будь то депутат или будь то будущий мэр.

- Почему вы считаете в нынешних политических условиях необходимым, обязательным, естественным, логичным, эффективным, целесообразным сохранение прямых выборов и в Самаре, и в Тольятти, да и в других муниципалитетах?

- Ну, конечно, я, может быть, скажу о традиционных вещах, о которых говорят на больших собраниях. Всё-таки, прежде всего, я скажу о Конституции. Конституция гарантирует нам право на прямые выборы. Власть формируется населением путём голосования. Поэтому это право, я считаю, не должны власть имущие отбирать у граждан. Я считаю, что нет таких полномочий, в том числе, у депутатов Самарской губернской думы, может быть, моральных, психологических полномочий, чтобы  отбирать у жителей прямые выборы главы крупного областного города. Ведь эта тенденция: сегодня мы отнимаем выборы главы Самары, а у нас остались ещё три города в области - Тольятти, Новокуйбышевск, Похвистнево, они уже следующие на очереди. По сути, наш регион вот этим решением последовательным будет лишён всяческих прямых выборов.

- Михаил, в Самаре такая попытка предпринималась лет десять назад, когда, вы помните, была борьба между самарскими депутатами и Лиманским. И несмотря на то, что уже была усталость от Лиманского, неприятие его, когда возникла ситуация с возможной отменой выборов, в Самаре были громкие публичные заявления, выступления, акции протеста, митинги... А сейчас это происходит на фоне удивительной апатии или трусости. Люди говорят между собой, звонят, возмущаются, но никаких, даже минимальных действий не предпринимают. Так насколько это важно и значимо для города, для горожан - выбирать самим своего руководителя?

- Может быть, это следствие кризиса местного самоуправления, о котором так часто пишут средства массовой информации и о котором говорится тоже неоднократно публично. Вот, действительно, некая апатия. Мы же как бы уже живём и работаем после предыдущей избирательной кампании, тотальной кампании, при которой люди приняли решение и поддержали губернатора, набравшего свыше 90% пришедших на выборы жителей. И в данном случае как бы доверили будущее региона ему...

Но я скажу, что и институт фактически сити-менеджерства, он не такой эффективный. У нас порядка сорока трёх крупных городов, где управляют сити-менеджеры. Нет никакой особой эффективности, такие же проблемы системные, вопросы коррупции, всё то же самое...

- Но удары по психологии, по отчуждению людей от власти продолжают наноситься...

- Да, происходит отчуждение людей от власти. И все же прекрасно понимают, что сити-менеджерство смотрит наверх, на начальника. Вот, тем более, очень часто на своего партийного начальника, который ставит свои, в том числе иногда не хозяйственные, а партийные задачи, чтобы люди пришли и проголосовали как надо. Вот, а сити-менеджер, как хозяйственник, не смотрит на людей и не выполняет, прежде всего, те задачи, которые они ставят перед ним, у него свой начальник. Ведь это же ситуация простая. Очень много проблем текущих, проблем с ЖКХ, проблем благоустройства, дорог, и люди требуют решения, прежде всего, этих проблем. Хозяйственник, так называемый сити-менеджер, будет выполнять те задачи, которые перед ним ставит руководство субъекта Федерации. А человек избранный вынужден, действительно, реагировать на обращения, пожелания избирателей.

- Есть такая категорическая точка зрения, которая заключается в том, что отмена выборов мэра Самары - это окончательное уничтожение местного самоуправления, которое и без того было дискредитировано, подорвано, очень несостоятельно, тоже отчуждёно от людей. Вы согласны с такой резкой точкой зрения?

- Ну, мы неоднократно на заседании Самарской губернской думы говорили, что местное самоуправление можно считать похороненым. У нас была принята сначала первая часть закона о местном самоуправлении. Она была принята в весеннюю сессию. По сути, отменили выборы глав сельских поселений, глав районов всей Самарской области. Очень долго шла добровольно-принудительная смена Уставов. На заседании Самарской губернской думы мы очень так жёстко дискутировали по поводу ситуации в Безенчуке, где наш глава городского поселения выступил против, наложил вето на решение, по сути говоря, депутатов. Но здесь ключевое для многих, и психологически ключевое - решение по Самаре. Я бы смотрел на это решение по-другому: это задача, которую ставит перед собой власть. То есть власть убирает политику полностью из крупных городов. Полностью убирает политику. Потому что, по сути, мэр - это тоже фигура политическая. Человек, которого избрали жители, достаточно большое количество. А у нас Самара и Тольятти - это 80% жителей нашего региона. И представьте себе, что Самара - тоже непростой город, в своё время Самарой управлял глава города, Виктор Александрович Тархов, представитель «Справедливой России». Есть примеры других городов. Пример Новосибирска, там представитель КПРФ, Екатеринбурга, Ройзман - представитель «Гражданской платформы», Тольятти, тоже мэр -представитель «Гражданской платформы». Я думаю, что власть боится новых политиков, новых ярких политиков, которые могут прийти, пусть и достаточно сложно прийти, но возглавить город.

- Михаил, нас пытаются убедить вот в этой вертикальной системе, что мэр не должен быть политиком, хотя изначально -это политический пост. В классическом смысле. Полис, политика - это как раз и есть консенсус взаимоотношений людей, живущих на территории города... Если нет политики, то нет и влияния граждан. Это невозможно объяснить?

- По крайней мере, должна быть сменяемость. Если уж не власти сменяемость, то, по крайней мере людей, которые возглавляют город. Периодичность. Сменяемость. Если человек неэффеективно работает, люди голосуют, конкретно ставят галочку напротив фамилии в бюллетене. Вот это, к сожалению, право у нас отобрали. Но здесь это специфика управления нашими регионами. При всём уважении к Николаю Ивановичу, как многие политики говорят, он берёт персональную, личную ответственность по поводу всего региона. И уже в дальнейшем будет, расставляя эффективных сити-менеджеров, нести ответственность и за них.

- Так говорили в советские времена: «Персональная ответственность». Но ответили, к сожалению, только в девяносто первом году, вот тогда наступила хотя бы частичная ответственность, а до этого она десятки лет не наступала. Второй момент: то, как было принято решение. Ладно, у горожан апатия, но так получается, что у нас нет оппозиции, нет общественности, даже нет фрагментов гражданского общества. С Тольятти будет то же самое, это также пройдёт, на ваш взгляд?

- Мы все живём как бы в понятном информационном пространстве. Вот и предыдущая избирательная компания в 2013 году в городе Тольятти, она тоже показала отношение людей к власти. Губернатор лично приезжал порядка шестидесяти раз, но город Тольятти всё равно принял собственное решение. Да, действительно, ситуация переломилась, доверие к власти возросло, более 60% граждан города Тольятти поверили власти, голосовали за «Единую Россию», но 40% остались при своём мнении, голосовали за КПРФ, «Гражданскую платформу», «Справедливую Россию»...

- И часть ещё не голосовала...

- Да, и часть не голосовала. То есть ситуация такая была. Это факт тринадцатого года. Что касательно ситуации по выборам, здесь я хотел бы выделить наличие лидеров, способных вот это мнение консолидировать и выражать его публично, это мнение, в том числе не только, скажем так, в средствах массовой информации, но и проводя акции, публичные акции в защиту требования, чтобы остались прямые выборы. Прежде всего, это зависит от позиции самого мэра. Мэр города Тольятти Сергей Игоревич Андреев был избран на прямых выборах, он не представитель партии власти, он человек как бы с собственным взглядом. Многие будут ориентироваться на него. И если в данном случае он поддержит ту схему, которую будет предлагать губернатор Николай Иванович Меркушкин, конечно, для многих тольяттинцев это будет разочарованием.

- Мэр Азаров, тоже избранный на прямых выборах, начал сетовать, только когда уже всё решилось, когда его направили в Совет Федерации. Когда выборы уже отменили, он через Twitter уже постфактум написал, что не считает такое решение сейчас целесообразным... Должен ли был всё-таки мэр Самары, избранный, получивший голоса напрямую от избирателей, заранее занять более чёткую позицию?

- Я думаю, что господин Азаров начал избирательную кампанию по выборам губернатора, которая будет через пять лет. Вот, тем самым, как бы прежде всего заявив, что необходимо оставить прямые выборы в Самаре. Ну, это его собственная точка зрения. Она, действительно, достойна уважения. Но это я сказал бы некое... Ну, может быть, помягче слово? Не «предательство» сказать, другое слово?

- Да, именно это слово произносят...

- Ну, действительно, прежде чем... Он же прекрасно понимал, к чему это ведёт. И в данном случае, конечно, вот эта конъюнктура, она не к лицу политику, как говорится. Она не красит его. То есть говорить об этом после того, как это свершилось. Прекрасно понимаем то давление и взгляд, соответственно, федерального руководства и руководителя региона, но он мог бы тоже консолидировать мнение самарцев для того, чтобы отстоять право прямых выборов. Либо альтернативных. Дело в том, что есть пример Московской области. Он понятен. Вот в Московской области приняли решение: в части районов идут прямые выборы глав районов, в части районов - сити-менеджеры, соответственно, назначенцы, в части районов - их Думы, собрания принимают решения, какую форму выбрать. Вот такой же вариант мог быть и в Самарской области. Просто нужно было этот вариант защищать. Я тоже как депутат предлагал поправку: либо прямые выборы оставьте, ну, я возвращаюсь к закону, который был весной, с которого всё начиналось, который был в отношении районов... Либо оставьте прямые выборы, либо назначения, но дайте право принять это решение на общих сходах граждан... Принять решение в Думах, в районах, чтобы депутаты приняли решение, нужны им прямые выборы или не нужны. В каждом районе, в каждом городе есть свой уровень доверия к главе. Поэтому я считаю, что право должно быть у граждан, должно оставаться у них. По крайней мере, должен быть альтернативный вариант.

- Если трезво смотреть, не придумывая ничего, то сейчас такой уровень полномочий и возможностей у региональных руководителей, такая вертикальная структура, что, в принципе, они могут провести на любых выборах своего кандидата. А, с другой стороны, психологически, символически отмена даже условных прямых выборов главы города сильнее всего влияет на самых активных, самых грамотных, самых профессиональных горожан, которые не хотят быть поддаными, а хотят быть гражданами. И у них остаются два варианта: апатия, внутренняя эмиграция или, если это профессионалы, специалисты, бизнесмены, - переезд, отъезд. Насколько сейчас вероятна такая опасность в Самарской области?

- Я с вами соглашусь отчасти. Действительно, и результат выборов показал, что у многих политиков, и у меня есть тоже сомнения по тому результату, который был. Вот, ну, понятен высокий уровень доверия к губернатору, но не тот результат, который мы получили... Я уверен, что у моих коллег, у Матвеева, у Белоусова, и у меня результат выше. Больше людей, которые голосовали за нас. Вот закралось после выборов такое ощущение. Оно есть. А второе, действительно, вы правы в том, что отменив выборы глав городов, сейчас вот областного центра, глав районов, глав сельских поселений, отменили политику. Где политика? Где лидеры, которые могли бы прийти во власть? Где? По сути говоря, один лишь путь остался для них - идти через сито районных Дум в городские депуты или депутатами Губернской думы. Через сито. А сито - это понятно. Это пятьдесят-сто человек в районе. Это я имею в виду по новой системе, если она будет внедренена, двухуровневая, когда будет городская дума и районная дума. Вот сначала пройти это сито. А потом среди этого количества, пятидесяти человек, будут набираться доверенные люди, которые будут уходить в Городскую думу. Ну, кто уйдёт туда? Естественно, не оппозиционные политики, даже не люди со своей точкой зрения, а пойдут те, кто станет поднимать руки и нажимать на кнопку. Конечно, это убивает мотивацию. Но я в этом вижу и возможность, наоборот, консолидировать вокруг себя своих сторонников. Вот, фактически как бы начать готовиться к новой избирательной кампании.

- Михаил, а как вы оцениваете сам факт того, что судьбу огромного города решают депутаты Губернской думы, а мэр, городские депутаты и горожане выступают в качестве статистов?

- Это неправильно. Принято историческое решение, я это озвучил на заседании Самарской губернской думы, со знаком минус историческое решение. Многие годы были выборы. Избиратель подготовлен и в Самаре, и в Тольятти. Разбирается в программах, в кандидатах и в людях. Вот, я уверен, сделали бы правильный выбор. Ну, и губернатор сам об этом сказал: мы бы избрали своего кандидата. Но зачем же нужно было лишать этого права, этого выбора. Я считаю, что депутаты не имели, вернусь к началу разговора, морального права голосовать за отмену выборов.

- На одной из передач радио «Эхо Москвы» я попросил почтить память почивших прямых выборов главы города несколькими секундами молчания. Но я хочу, чтобы вы проанализировали тезис, что власть теперь с районными депутатами становится ближе, опускаясь к людям, цитирую, на расстояние вытянутой руки...

- Я считаю, что всё-таки у нас представители партии «Единая Россия» совершили две ошибки. Всё-таки, конечно, они не услышали и федеральный сигнал. Об этом тоже говорилось на заседании Самарской губернской думы. Путин же высказался по этому вопросу. Была пресс-конференция в декабре прошлого года, где он сказал о том, что мэров крупных городов надо избирать. Он чётко сказал: я убеждён, что должны быть прямые выборы. Поэтому этот сигнал по-своему в каждом субъекте восприняло руководство субъекта, но позиция президента, она была озвучена. Вторая ошибка. О так называемой власти, до которой можно дотянуться рукой. Что такое пятьдесят депутатов районной думы? Это отсутствие пятидесяти приёмных, которые бы работали в округах, это депутат одного-двух домов, если брать крупные города, это депутат, который будет раз в три месяца собираться в актовом зале районной администрации, будет иметь ручку, блокнот и несколько раз будет поднимать руку, и всё. Кто может управлять бюджетом? Только исполнительная власть. Вот так называемый сити-менеджер. Депутат - это лишь только человек, у котого в руках так называемый мегафон или микрофон, который только громче может озвучить проблему конкретной территории. Но ключевых решений самостоятельных он принимать не может. Это будет делать исполнительная власть. Исполнительная власть - это сити-менеджер. И вся система выстроена этим сити-менеджером. И над сити-менеджером есть опять же начальник, который ему говорит, как надо делать.

- Это и есть отсутствие самоуправления...

- По сути, внедрение госвласти, да...

- Такие схемы возможны только в чрезвычайных ситуациях. Но такой мотив тоже был на этих выборах. Вы согласны с ним? С тем, что мы сейчас находимся в каких-то чрезвычайных мобилизационных условиях...

- Ну, наверное, ситуация так складывается. Мы видим результаты выборов во всех регионах России, которые прошли в четырнадцатом году. Впереди ещё кампании - пятнадцатого, шестнадцатого годов. Вот в этой избирательной кампании уже не было так называемого противостояния, такого жёсткого противостояния между партией власти и другими партиями. Ведь, действительно, наш регион в одиннадцатом году, об этом уже как бы не говорится, не голосовал за власть. 60% жителей нашего региона голосовали против власти. «Единая Россия» набрала лишь 40%, большинство жителей нашего региона не доверяло власти в одиннадцатом году. Ситуация, в силу внешнеполитических обстоятельств, понятно, событий на Украине, сложилась таким образом, что сейчас народ консолидируется вокруг власти. Но мы же пишем законы не под конкретных людей. С уважением относясь к действующему губернатору Николаю Ивановичу, к результатам его работы, мы пишем законы для всей Самарской области. Поэтому если бы этот закон был принят при предыдущем губернаторе, ну, я думаю, что были бы проблемы. Насколько это было бы эффективно?..

- Вы сказали про консолидацию. Одна версия - консолидация. Но есть и другая версия. И тоже объективная. И это тоже признают. Вот эти высокие проценты говорят не только об административном ресурсе, но и об апатии и безразличии. Для того, чтобы просто не конфликтовать, не конфронтировать с властью, голосовали, как в Хворостянке. Эксперты из «Фонда развития гражданского общества», который возглавляет Костин, близкий к Кремлю человек, считают, что эти под сто процентов говорят о том, что такое голосование носит апатический, автоматический характер. Мол, занимайтесь вашей властью сами, мы не имеем к ней никакого отношения...

- У нас ситуация разная пока ещё. В районах одна ситуация, а в городах совершенно другая. Избиратель более подготовлен в городах. Честно говоря, я провёл встречи практически во всех районах области, был в той же самой Хворостянке. И я прекрасно всё видел. Конечно, я не согласен с тем результатом, который был там. Вот и мой коллега, наверное, с иронией сказал, что тот же самый глава с караваем в своё время давал высокий результат за СПС. Сейчас высокий результат даёт за «Единую Россию», за губернатора. Это неправильно. Для меня, в общем-то, много вопросов возникает при таком результате, который был дан там, по такой высокой явке. Потому что нарушения были. В том числе в этом районе были нарушения. И вообще в районах были нарушения. А избиратель действительно подготовлен более в городах. И лишать права выбора подготовленного избирателя, конечно, неправильно.

Здесь стоит ещё вот что сказать. Дело в том, что мы, как партия «Справедливая Россия», этот вопрос очень долго обсуждали. Я выразил позицию не только свою, как председатель регионального отделения, на заседании Самарской губернской думы. Мы собирали региональную палату депутатов партии «Справедливая Россия», то есть депутатов всех уровней в губернии, избранных от партии «Справедливая Россия». Есть федеральная региональная палата, я являюсь там представителем Самарской области, а это региональная. В ней восемьдесят депутатов разного уровня - сельских поселений, главы сельских поселений есть, главы городских поселений от «Справедливой России», депутаты районного уровня, городского, депутаты заксобрания. Было принято консолидированное решение. Большая была дискуссия. Мы проводили эту дискуссию в здании Самарской губернской думы, выступали у нас главы. У всех одна точка зрения - за прямые выборы. На основе своих аргументов, своих предложений за прямые выборы мы подготовили резолюции и обоснование, почему мы считаем, что должны быть прямые выборы, и что необходимо всё-таки дать нашим районам, главам, конечно, прежде всего, финансовую и бюджетную самостоятельность. С одной стороны, нам говорят о проблемах местного самоуправления, а с другой стороны, забирают деньги. То есть, если я говорил в самом начале нашей встречи, действительно, о власти, о боязни вот этой политики, крупной политики в крупных городах, то сейчас мы говорим о деньгах. Вот желание управлять финансовыми потоками самостоятельно есть тоже у региональной власти. И в последние два года были созданы все предпосылки, чтобы забрать деньги у муниципалитетов. Прежде всего, НДФЛ. И Самаре, и в Тольятти... В прошлом году были изменения, позволившие забрать большую часть НДФЛ. Забрали с той целью, чтобы финансировать самостоятельно детские сады, программы благоустройства. Но почему именно субъект принимает решение? Почему не город имеет право принимать такие решения?

При этом ещё есть одна проблема - непрозрачные межбюджетные трансферты так называемые. Что это такое? Выступает глава района с высоким результатом, дарит каравай, всё замечательно, всё хорошо... Он же через два дня в шесть утра уже будет сидеть в приёмной губернатора, просить денег на то, на то, на то, на то. А почему в этот район должно денег больше уходить, чем в другой район? Потому что у него высокое голосование за власть? Тоже это неправильно. Должна быть система прозрачная. Проблема по школам везде, проблема по благоустройству везде, проблема по дорогам тоже везде.

- Нас встраивают в систему, о которой писал Салтыков-Щедрин. Она держится на личной преданности, верности, сервильности, угодничестве... Михаил, «Справедливая Россия» консолидированно проголосовала против отмены прямых выборов мэра Самары?

- «Справедливая Россия» - да. Мы проголосовали против.

- То есть вы и фракция КПРФ проголосовали против. Но перед заседанием Губернской думы «Справедливая Россия» не организовала никаких акций в губернской столице...

- К сожалению, как вы видите, у нас непопулярные законы принимаются в один день. Я уже неоднократно приводил пример о законе о системе капитального ремонта, где комитет Губернской думы по ЖКХ не проводил даже собрания. Всё подписным листом. Подписали, закон вывели в Губернскую думу, приняли его в первом чтении и сразу же во втором. То же самое здесь. Предыдущим днём провели общее собрание с общественниками, приняли решение, утром в десять утра комитет, на котором нет никакого диалога, нет никакой дискуссии, а предыдущий закон как раз по главам районов, главам сельских поселений был в том же самом формате, и Дума в одиннадцать часов, где этот закон сразу же принимается. Нет совершенно никакого времени для публичного обсуждения, вот этого широкого публичного обсуждения, о котором говорит у нас часто власть, его, к сожалению, нет. Даже нет так называемого нулевого чтения закона, о котором говорит президент.

Мы проблему ставим в целом по Самарской области. И ещё весной мы, проводя это собрание общее депутатское, провели мероприятия в городах и в районах Самарской области, выступая за прямые выборы. Мы говорим, что выборы прямые должны быть на всех уровнях власти. И глав сельских поселений с низкого уровня, и глав районов, и глав городов. Мы уже стали проводить соответствующий сбор подписей.

- Вы верите в возможность диалога, в данном случае с губернатором, чтобы попытаться вернуть выборы? Всё-таки необходим референдум, опрос жителей, потому что решается судьба города, форма управления городом. Вы верите, что возможен такой диалог? И ваш прогноз на ситуацию с Тольятти.

- Я уверен, что такой диалог возможен. Важно политикам, руководителям региональных партийных отделений, людям с другими точками зрения, отличными от точки зрения партии власти, всё-таки консолидироваться и выступать сообща, проводя мероприятия, акции публичного характера. Это возможно. Потому что если уж люди, которых наделили избиратели правом выступать, молчат, это хуже всего. Я думаю, что мы проведём мероприятия. Мы  будем выступать, продолжать свои выступления за прямые выборы. Более того, мы имеем поддержку. Поддержку федеральных наших коллег, депутатов Государственной думы Российской Федерации, которые публично заявляют о необходимости прямых выборов на всех уровнях власти.

Что касается ситуации в Тольятти, там ситуация своя. Я не являюсь сторонником Сергея Игоревича Андреева. Я являюсь его политическим оппонентом. Но дело не в нём. Я думаю, что выборы прямые в Тольятти должны быть. Тольяттинцы тоже умеют выбирать, принимать грамотные, правильные решения, и за прямые выборы я буду выступать. Но, исходя из той тенденции, которая есть, я думаю, что выборы прямые в Тольятти будут также отменены через некоторое время...

- И Андреев также поведёт себя, как Азаров?

- К сожалению, у нас всё идёт от личностей. А не от решений системных. Я думаю, что Андреев, наверняка, как политик тоже с опытом, ведёт переговоры соответствующие. Прекрасно понимает, что вертикаль, которую будет выстраивать губернатор, она будет выстроена вплоть до города, вплоть до района, где должны быть представители губернатора. Вот, он не вписывается в эту систему. Я думаю, что он ведёт переговоры и, скорее всего, уйдёт, конечно.

 

Беседовал Сергей Лейбград

    30 сентября 2014, 08:18 4684 3

    Теги: Справедливая Россия, Единая Россия, отмена прямых выборов мэра, Самара, Сергей Андреев, Николай Меркушкин, Дмитрий Азаров, Михаил Маряхин,

    Поделиться:


    Код для вставки в блог:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии (3)

    1. Michael 30 сентября 2014, 13:33 # 0
      Г. Маряхин, две недели назад жители губернии отдали свои голоса, человеку, в которого поверили. Была ли это ошибка- покажет время. А пока надо работать. А сегодня Вам цена, извините, полтора процента.
      1. Серей Васильевич 07 октября 2014, 13:16 # 0
        Г-н Michael, вы подлец и подтасовщик навроде того человека, в пользу которого нарисовали победу. Николай Меркушкин ни слова во время выборов не говорил о том, что будет отменять выборы мэров в Самаре и Тольятти. Он по 5-6 часов насиловал согнанный по разнарядке народ своим монотонным брюзжанием про «слышать-слушать» и «макро-микро», а после в жесткой форме насиловал избирателей с помощью трусливых работодателей и избирательных комиссий.
        1. Серей Васильевич 07 октября 2014, 13:17 # 0
          В общем, что Маряхин, что Матвеев, выступающие за сохранение выборов в Самаре и всей Самарской области оказались единственными порядочными людьми.
          А то получается старого мордвна выбрать можно, а главу города нельзя.