Политика

Монолог от первого лица губернии, или Живой на фоне политических трупов

После аудиенции у президента Николай Меркушкин поведал обо всём, что нужно и важно

Монолог от первого лица губернии, или Живой на фоне политических трупов

В среду, 4 июня, Николай Меркушкин встретился с журналистами на внеплановой пресс-конференции. И хотя она, в первую очередь, была посвящена досрочной отставке губернатора, за почти полтора часа, вместо обычных трёх-четырёх, глава региона успел рассказать не только о подробностях встречи с президентом, грядущей избирательной кампании, но и о проблемах и достижениях региона. В частности, речь шла о конкурентности выборов, финансовых траншах из федерального бюджета, строительстве стадиона, работе Дмитрия Азарова и системы МСУ, судьбе речного порта и старой Самары. В том числе о шансах жителей губернии стать людьми первого сорта и «политических трупах». ИА «Засекин» постаралось максимально полно, бережно и точно передать слова главного кандидата на предстоящих 14 сентября выборах губернатора Самарской области.

 

О достижениях, проблемах и кредитах

«Рассматривались вопросы, связанные, естественно, с проблемами в Самарской области. То, что я говорил, что есть определённые сдвиги по обманутым дольщикам, по местам в детских садиках, как выполняются указы президента, что увеличились объёмы строительства жилья, ну и так далее. Кроме этого, конечно, поднимались и проблемы. Проблемы, которые, в том числе, излагались в письмах. Президент подписал пять поручений по письмам. На мой взгляд, может быть, самые болезненные, самые сложные проблемы Самарской области были поставлены. Понятно, что их одним днём или одним годом даже не решить. Ставилась задача в том, чтобы оказать Самарской области помощь в разной форме: и прямыми субсидиями, и льготными, государственными, беспроцентными кредитами. Но на такой, иной, может быть, основе, как это делалось ранее в стране по другим регионам. Я просил открыть долгосрочную кредитную линию. Такой практики и такого понятия нет в бюджетном кодексе. Но в банках такое понятие есть. Открывается кредитная линия, пока проект реализуется, заёмщик по мере необходимости берёт деньги. Подобная кредитная линия предлагается на пять-семь лет, чтобы получить значительные суммы. Потом, с отсрочкой платежа, первые пять-семь лет не возвращать, и потом в течение десяти, может быть, пятнадцати лет поэтапно возвращать этот кредит.

Для того чтобы решить те проблемы, самые жгучие, которые необходимо как можно скорее в области решить. Для того чтобы мы дальше не сползали в ситуацию, когда не решаются проблемы. Это проблемы, связанные с состоянием дорог, с состоянием инфраструктуры, состоянием объектов социальной сферы.

 

Про отрицательное сальдо и важные отрасли

«В одном из писем написано, что Самарская область на протяжении десятилетий создавала отрасли и кластеры, которые очень важны для страны, в том числе для её обороноспособности. Эти кластеры, в основном, удалось сохранить и даже частично развить. Но инфраструктура региона и, прежде всего, Самары  сегодня в таком состоянии, где по основным направлениям мы находимся в шестом десятке, седьмом, восьмом десятке регионов. Если дальше так будет оставаться. Мы уже сегодня имеем отрицательное сальдо по движению населения. Если брать страну, в рамках страны, не беря страны СНГ и Средней Азии, а в своё время в Самарскую область в послевоенные годы в течение примерно 50-ти лет пришло почти полтора миллиона человек. Это был рекорд, самое динамичное развитие в стране, самый мощный приток трудовых ресурсов в регионы страны. И вот то, что мы сегодня имеем, отрицательный уже баланс. Для того, чтобы это не стало потом препятствием для развития исключительно важных для страны отраслей, аэрокосмическая отрасль, автомобильная, химическая отрасль, нефтехимическая, нам надо решить ряд очень важных проблем. Сказано, что Самара – единственный город-миллионник, который не имеет современного универсального зала, где можно было бы разместить, условно, 5-7 тысяч человек. Мы не можем собраться. Мы максимум можем собраться, имеем зал на полторы тысячи человек. Таких фактов практически нигде нет, по крайней мере, среди наших соседей.

И поставлены проблемы. Это дороги, в том числе Карла Маркса, транспортный узел Самара-Тольятти-Курумоч, Фрунзенский мост, технополис в районе строящегося стадиона, там, где планируется студенческий кампус, это универсальный зал ледовый. Его строительство и ту сумму, которую мы хотели бы получить, в том числе и из федерального бюджета, и так далее. Метро завершить и довести до логического конца. И самое главное – дороги, самая большая сумма запрашивается. Он с вниманием выслушал и посмотрел. Дал поручение правительству, министру финансов, чтобы проработать, посмотреть, насколько это возможно, в каких объёмах возможно и в какие сроки, возможно это сделать».

 

Про приезд Путина в Самару

«Обсуждался вопрос приезда в Самару. У него есть желание, у президента, приехать в Самару. Причём, это было заметно, как он реагировал, при мне дал поручение, чтобы я вместе с аппаратом разработал варианты. Потому что график у президента очень сложен. Даже я, как человек, который давно уже в системе власти работает, могу сопоставлять, как это было 10 лет назад, 6 лет назад и как сегодня. И вчерашний день в том числе складывался. Я вышел почти в десять вечера, после меня было ещё три встречи. Поэтому понятно, что это не может быть сходу и сразу, но желание такое есть, и я думаю, что в течение двух недель мы определимся, посмотрим и предложим конкретные варианты, конкретную программу, конкретные проблемы, которые можно было бы рассмотреть здесь, в городе Самаре».

 

О космосе и нефтехимии

«Обсудили тему аэрокосмическую. Я накануне отлёта встречался и с Кириллиным, и с Якушиным. Ещё раз мы обсудили проблемы, те, которые, как они хотели бы, чтобы были озвучены у президента. В прессе эта часть не подавалась. Но, на самом деле, это одна из главных частей встречи с президентом, что для нас исключительно важно. Они оба мне рассказали о ситуации. Я передал президенту, как сейчас выполняются графики и планы на «ЦСКБ-Прогресс», как они сегодня сотрудничают с западными партнёрами, насколько сохраняются те тенденции, которые, скажем, усиливались в последние два-три года. Это ситуация на «Кузнецове». И понятно, что эта тема для президента очень важна, очень близка...

Обсуждалась тема сделки «Роснефти» и САНОРСа. Он эту тему знает, потому что тогда, в октябре 2012 года, было у него впервые, был озвучен этот проект, он давал поручение правительству, и сейчас он дал ещё одно поручение на этот счёт для того, чтобы в этом направлении сохранить динамику, темп и так далее, связанный с развитием нашего нефтехимического комплекса.

Обсуждалась тема «Новатэка». Что и «Новатэк», СИБУР здесь. Я сказал, что в воскресенье было отрыто ещё одно предприятие, новое, химпарк создан в Тольятти. Там, если всё нормально будет выстроено, могут новые предприятия открыться. И если мы сможем вовлечь туда активно молодое поколение, которое может из тех материалов, которые производит «Тольяттикаучук»,  делать широкий спектр других продуктов, которые стали бы и для новых рабочих мест, очень важная составляющая, и в целом для развития химической промышленности».

 

О формальных «минусах» и причинах отставки

«Конечно, выборы в некой мере – это всё-таки затраты определённого времени на сами процедуры и так далее. И будет определённый  вектор в действиях, в том числе губернатора. Это объективно, и никуда от этого не уйдёшь. Потому что есть и формальности, в том числе закон, всё, его надо соблюдать. Закон о выборах. Это некий минус.

Но есть вещи, которые всё больше и больше вставали, скажем так, ну, если уж не ребром, то достаточно остро. Это первое и главное, что срок губернатора завершается в 2017 году. В год перед чемпионатом мира, в год, который во многом будет определять, как мы подготовимся, какой будет Самарская область, город к чемпионату мира. Как мы подготовимся, какими будут область, Самара к чемпионату мира. И в принципе, трудно пока говорить, и всё может быть - и в мире, и в стране, и в Самаре, и везде. С чем придём. Гарантировано будет проведение чемпионата мира или не будет гарантировано проведение. Тут надо все варианты просчитывать. Поэтому оставлять это на 2017 год…

И понятно, когда в плановом порядке они будут идти, эти выборы будут более, скажем, масштабными, пусть это выражение будет, и по срокам, и, я думаю, по накалу, и по силам, потраченным на это. И так далее, и так далее. И это может нанести очень серьёзный урон области, городу. В итоге мы можем получить всё, что угодно. Вплоть до того, что и потерять чемпионат мира...

Если идти дальше сюда, 2016 год. 2016 год – выборы в Думу, и в думу Государственную, и в Губернскую думу. Понятно, что это тоже очень непростая кампания, и хотелось, чтобы эта кампания прошла нормально. И не путать, в том числе, с выборами губернатора. Потому что если в это же время, в этот же год проводить выборы губернатора, мы можем полностью 2016 год потерять, он такой же важный, как 2017 год.

Или условно следующий год, пятнадцатый. В 2015 году у нас очень много выборов в местные органы власти.  Примерно 70% населения, даже больше, будут голосовать за местные органы власти, причём уже в условиях нового закона. Во-первых, нам надо правильно, максимально эффективную структуру создать местного самоуправления. И во-вторых, надо чтобы всё прошло в условиях нового закона. В принципах некоторых формирования местного самоуправления предстоит тоже немалая работа и хотелось тоже, чтобы она прошла тоже нормально, успешно. И получается, вот, текущий год».

 

Об упущенных возможностях 2013-го

«Если совсем откровенно говорить, я ставил этот вопрос год назад. Был бы самый лучший вариант для Самарской области, если бы выборы губернатора прошли в прошлом году. Но в прошлом году, скажем, не все были готовы к этому, были определённые риски, и когда, в том числе, пошли первые такие выборы, тогда пошёл мэр города Москвы, Подмосковье избиралось. Если ещё и Самара втянется, а Самара считается политически достаточно сложным регионом, то, в общем, рисковать не стали. Но я сильно настаивать тоже не стал. Но ставил этот вопрос. Ставил. Правда, с президентом напрямую об этом не говорил. Но обсуждалась эта тема в тех кругах, которые говорили с президентом. Почему я ставил тогда? Надо было ускорить процесс более полной привязки губернатора к Самарской области. Чтобы и люди понимали, что это надолго, на пять лет, как минимум, чтобы и я сам понимал, что впрягся теперь окончательно. Потому что всё могло быть. Если исходить из всего оставшегося, этот год, может, чуть хуже, а может, чуть лучше для самой кампании, для того, чтобы провести выборы. Это будет плюс и области в итоге».

 

О местном самоуправлении

«Сейчас у нас многие районы активно достаточно принимают решение переходить на сити-менеджеров. И, конечно, сейчас новый закон дал право губернатору. Губернатору, не Дума голосовала за 50% списка, и раньше было не пятьдесят, а треть списка от области, а две трети списка – комиссии, которая проводит конкурс, отбирает сити-менеджера, были от муниципалитета. А сейчас – пятьдесят на пятьдесят, при чём вот эта доля, пятьдесят, отдана губернатору. И конечно, очень важно в такой ситуации, чтобы губернатор был избран народом, чтобы он мог представлять интересы народа, когда будут отбираться сити-менеджеры. В другом качестве. В сегодняшнем качестве тоже можно, но понятно, что это власть на местном уровне, она, на самом деле, должна быть напрямую связана с народом, ближе к народу значительно, и в том числе, если губернатор избран народом, это в плюс.

Процессы могут быть в том числе разные. Когда мы окончательно определяем структуру местного самоуправления. В этом смысле тоже очень важно, чтобы губернатор был избран народом и у нас остаётся только, по большому счёту, этот 2014 год».

 

О «сигналах» и Чубайсе

«Ну, ещё, до меня постоянно доводилась информация разными людьми. Она, наверное, может быть, и до вас доходила, что то меня куда-то забирают, то я ухожу, то меня долго не будет, там сплотились такие силы, что меня так или иначе из Самары выведут. Люди, которые до меня доводили информацию, однозначно воспринимали эти сигналы, что есть категория лиц, людей, есть определённый слой, он совсем небольшой, но они постоянно дают сигналы: «Как поступали, как разные схемы там выстраивали, так и будем. Потому что всё это временно, он не сегодня–завтра уйдёт». Якобы там те объединились, вы сами уже читали, объединился Чубайс с кем-то, ещё кто-то с кем-то теперь, теперь точно они решат. В том числе эти выборы, они в какой-то мере дадут ответ и этим людям, что уже этот шантаж, ну, может быть, не шантаж, а таким способом добиваться своих целей уже нет, невозможно.

И таких сигналов мне доходило более десятка. Их чуть меньше было после тольяттинских выборов, но, всё равно, они были. Это тоже исключительно важная составляющая.

И последнее, я постоянно получаю сигналы из Мордовии, когда люди говорят «Когда вернётесь? Когда вернётесь?». Постоянно. Я бы хотел, чтобы там была тоже ясность, что есть всенародные выборы, есть срок и его надо отработать».

 

О статусе, отпуске и правительстве

«Сейчас пока, наверное, губернатор. Но я думаю, в ближайшие дни будет решение президента. Технология там такая. Собственноручно пишется заявление. Это заявление написано, и президентом подписано, но этот документ вступит в силу, я думаю, в течение двух-трёх дней...

Исполнять обязанности оставляется тот губернатор, который есть. Никто за него исполнять обязанности не будет. Это сразу решается, как только документ вступает в силу, сразу исполняющий обязанности. Дальше вопрос: «Буду ли я уходить в отпуск предвыборный?». Этот вопрос для себя я сейчас не решил. Вероятнее всего, в какие-то отдельные моменты. Отпуск это не двухмесячный, не полуторамесячный, а в какие-то там дни, недели, может быть. Это может быть. Это всё зависит от того, какая предвыборная ситуация и какая предвыборная борьба будет складываться. У нас в уставе области написано, что в этот момент, когда губернатор или исполняющий обязанности губернатора уходит в отпуск, председатель правительства, первый вице-губернатор исполняет его обязанности...

Как только будет отставка, как только «и.о» будет губернатор, должно быть «и.о» правительства. Но, вероятнее всего, на этом этапе никаких изменений не произойдёт. Это в рабочем режиме, то есть, автоматом. В течение трёх месяцев могут быть и изменения. В рабочем режиме они могут произойти. Но это не означает, что будут массовые увольнения».

 

О муниципальном фильтре

«На самом деле партиям будет непросто этот фильтр преодолевать, но я не исключаю, что будет дана возможность кандидатам этот фильтр преодолеть».

 

О процедуре праймериз

«В уставе партийном это есть. Хоть этот случай в Уставе не прописан, в связи с досрочными выборами, в связи с согласием президента в участии губернатора в досрочных выборах. Но, тем не менее, наверное, будет, но, может быть, по более схеме упрощённой, в связи с тем, что, условно, партия власти, есть согласие президента. Согласие президента некие даёт в этом плане, какие-то чисто формальные вещи, самой партии, «Единая Россия», я имею в виду. Может быть, нет необходимости в таком каком-то особом режиме проводить. Если бы в плановом порядке шли выборы, то, да, там заблаговременно. Мы уже сейчас не вписываемся в чистом виде в Устав, потому что это должно было проводиться уже вчера, но тем не менее, в укороченном варианте эта процедура в партии будет проведена. Или не в укороченном, а в уплотнённом варианте».

 

Об избирательной кампании

«Понятно, что будут поездки, они нужны эти поездки. Я ещё не во всех муниципалитетах побывал. Надо, как минимум, все муниципалитеты посетить, другие посёлки, населённые пункты с проблемами специфическими. Это, может быть, и без выборов можно было бы сделать. Но здесь придётся в более усиленном режиме эту работу проводить. Для меня пока это как для губернатора, даже не в связи с выборами, полезно. Чем мне больше объехать, чем мне больше повстречаться, увидеть своими глазами, понять, что происходит в том или ином районе, городе и так далее. Это в любом случае плюс. Эту работу придётся достаточно активно вести. Это нужно и, понятно, в рамках выборной кампании, но и нужно, чтобы дальше, может, более правильно и эффективно управлять процессами, которые происходят в области».

 

О Матвееве и других возможных конкурентах (вопрос от ИА «Засекин»)

«Вполне может быть кандидатом, конкурентом вполне может быть. Но, насколько я знаю, он сначала высказывался, потом я читал другие его высказывания, что он этого делать не хочет и не будет. Что он, в принципе, поддерживает линию, проводимую губернатором. Более этого, мы после этого встречались с ним, очень долго обсуждали многие конкретные проблемы. И я почувствовал, что у него большого желания нет. В смысле, не то, что нет, но на этом этапе он считает что… Ну, а если желание будет, пожалуйста...

Понятно, что есть люди в Самарской области, и разные люди, и с большими амбициями, и хотят губернатором стать. И вполне возможно, появятся, выдвинутся люди. Но мы ведём достаточно такую профессиональную, плотную социологию. И нам примерно ситуация известна. С достоверностью плюс-минус пять процентов ситуация известна».

 

О федеральной поддержке АвтоВАЗа и увольнениях

«Поддержка по утилизации. Президент знает, что министерство промышленности сейчас работает, изучает поглубже эту ситуацию, потому что ведь не одному предприятию надо право это давать. Мы в рыночных условиях, поэтому есть компании, которые не падают в продажах, есть компании, которые падают в продажах, значительно больше, чем наш АвтоВАЗ. Поэтому,  думаю, ещё июнь-месяц, потому что май-месяц – это ещё не так характерно, праздники. Люди отсутствовали многие, июнь-месяц ещё раз покажет, каковы будут дальнейшие тенденции в автопроме, и в июне, видимо, к концу июня, может быть принято решение о дополнительных мерах поддержки автопрома...

Ранее предполагалось, в январе, мы когда встречались на АвтоВАЗе, исходя из той текучести, которая сложилась в последние, скажем, пять лет, там примерно 8-8,5 тысяч человек уходили сами по себе. Естественная текучесть кадров. В этом году первые пять месяцев показали, что эта текучесть значительно ниже, в этом году уходит людей с АвтоВАЗа намного меньше, особенно рабочих. И по прогнозам уйдёт по собственному желанию на 2 тысячи меньше. Поэтому не исключается, что придётся принять дополнительные меры по сокращению, а так сокращения, в прямом смысле слова, 7,5 тысяч – такой задачи не ставилось. А просто, что такое количество персонала должно было сократиться, коллектив.

Сейчас, в связи с тем, что текучести такой нет, сокращение будет чуть больше, и плюс тысяча или, может даже, две тысячи, которые пойдут там с пятимесячными этими пособиями и так далее. Сейчас там, на АвтоВАЗе, этот  вопрос рассматривается и решается».

 

О патриотизме и чём-то ещё

«Здесь, в том числе, есть представители разных изданий. Конечно, я бы хотел, чтобы и сами выборы в Самарской области населением, элитой, интеллигенцией, журналистами воспринимались как кампания, которая должна в итоге сработать на людей. Не сам так чисто итог, а сама кампания, а потом и на последующие годы. Почему? Потому что, к сожалению, вот когда я сказал про возвращаться. Я вторую часть не сказал. Может, это в какой-то мере не хорошо было: «Когда вы вернётесь? Когда вернётесь?». Когда ты смотришь, что люди, которые должны были болеть, быть настоящими патриотами своего края, болеть за дело, активно заниматься теми вещами, чем они должны заниматься, когда ты видишь, что люди, которые имеют такие должности, на таких постах, и они ничего не хотят на себя брать, ничего не хотят делать. Иногда руки опускаются. А можно ли вообще? Сколько нужно времени для того, чтобы всё это перевернуть. Может, надо 20-25 лет, чтобы это перевернуть. В том числе и по стадиону».

 

О демарше Азарова и «политических трупах»

«За последние 10 дней у меня состоялось несколько очень неприятных и жёстких разговоров с мэрией города Самары. В чём вопрос? Принят закон о чемпионате мира, специальный закон о подготовке к чемпионату мира, федеральный, я имею в виду, в законе прописали, что подрядчик определяется постановлением правительства. И постановление правительства вышло, определили подрядчика, вы знаете, что госэкспертизу будут проходить федеральную. И мы прошли эту госэкспертизу ещё в феврале прошлого года, первыми среди оставшихся. И у нас был лаг времени, примерно, 6-8 месяцев, опережали мы соседей в плане продвижения вперёд. И там же определялось, что полностью, на 100%, будет финансирование стадиона из федерального бюджета. Не через региональный, а напрямую все контракты будут заключаться, чтобы там не было ни у кого разговоров, что кто-то тут не теми делами занимается. Там же было определено, что разрешение на строительство тоже даёт правительство Российской Федерации. Но есть другой закон, где говорится, там, где правительство РФ даёт разрешение, но по особо важным объектам, например, строительство атомной электростанции или гидростанции, где особо сложные технологичные объекты, прописано в законе, в том, другом, который давно работает, ещё, может, с советского периода. Встал вопрос, что, для того, чтобы правительству Российской Федерации дать разрешение на строительство, надо пройти технологическую экспертизу, без этого не может быть постановление правительства. В данном случае в технологической экспертизе необходимости нет, достаточно госэкспертизы, которую стадион прошёл. И два закона вступили в некое противоречие. Потому что если запускать технологическую экспертизу, от трёх до шести месяцев ещё надо проходить, там порядок – минимум три.

У Шувалова, как главного куратора подготовки к чемпионату мира, принимается решение, и решение это касается, прежде всего, Самары, потому что другие регионы все к этой стадии не подошли, они не прошли ещё госэкспертизу, а мы можем активно строить. И принято решение, что пусть дадут как на объект обычный, в обыденном порядке. В обыденном порядке на обычный объект даёт мэрия того или иного города. Была такая рекомендация. Приезжал директор сюда «Спорт-Инжиниринга», который определён главным заказчиком строительства всех стадионов. Мы заверили, что пусть строят. А они там на площадке уже работают. Пусть строят, разрешение такое будет. Мы в позапрошлую пятницу (23 мая, - прим. редакции) встречались, Гришин был, Азаров у меня. И Гришин говорит: «Вот так и так, вот «Спорт-Инжиниринг», всё». Как край, в позапрошлый понедельник (26 мая, - прим. редакции) нужно разрешение. Азаров мне говорит: «Николай Иванович, там вот закон. За незаконное разрешение до трёх лет тюрьмы». Так это же не дольщикам, где распилили деньги, дали разрешение, объекта нет и так далее. Это же подрядчик определён правительством РФ, экспертиза прошла. Если что-то случится на этой площадке, ты никакой ответственности не понесёшь, ответственность будет нести руководитель строительной организации, наверно.

В понедельник мне звонит Гришин и говорит: «Мне пришёл из мэрии ответ за подписью Кудряшова, отрицательный. Они не будут давать разрешение». Я нашёл Кудряшова, говорю: «Вы понимаете о чём речь?». «Да». Позвоните, в Москву позвоните. В четверг мне звонит Азаров: «Вот, Николай Иванович…». Я говорю: «Дмитрий Игоревич, знаешь, если дальше так пойдёт, ты можешь оказаться политическим трупом. Потому что не взять на себя никакую ответственность, бояться, что с тобой что-то будет».

 

О рисках потерять чемпионат мира

«Тот же Шувалов заявил и Мутко, что достаточно будет восьми стадионов, в шести городах или в шести регионах. И всё. Могут из вот этих шести последних четыре сразу выпасть, и, более того, вчера там же в Сочи был крымский руководитель, тоже ставит вопрос, чтобы Крым к 2018 году подготовить под чемпионат мира. И если Крым подготовится под чемпионат мира, то могут предпочтение отдать Крыму вместо какого-то города. И нам, в данном случае Самаре, вот мы вырвались вперёд, и надо было этот темп наращивать и дальше...

«Нам на строительство нужно, минимум, три года, в самом хорошем раскладе. И потерять лето – это преступление. Да, после этого собирался оргкомитет, принято было решение. Наша юридическая служба дала рекомендации, что никакой уголовной ответственности никто не несёт. Подписал это Нефёдов. Я сказал, что готов подписать любой документ. Сейчас снова рассматривается этот вопрос...

«Для нас сейчас очень важно, для самарцев, для Самарской области, использовать, может быть, последний шанс для того, чтобы оказаться в том вагоне, где можно себя считать человеком первого сорта. Потому что, если брать нашу инфраструктуру и те тенденции, о которых я говорил, что сальдо отрицательное и много других составляющих. Это будет всё больше и больше сказываться потом на том, что вообще тут можно привязывать, что тут можно делать. Как дальше эту территорию развивать – не развивать. Если мы за достаточно короткий срок часть вопросов, по крайней мере, не решим и не выровняемся с соседями, нам будет очень сложно выходить на лидерские позиции».

 

Опять о дорогах, Азарове и стадионе

«Город объявил, что завершил ямочный ремонт, это где-то неделю назад, примерно, в прессе было. По телевидению было. Я в воскресенье проехал по достаточно большой площади города. Яма на яме. Яма на яме. Для того чтобы сделать ямочный ремонт, не надо миллиард рублей. Достаточно 100-120 млн рублей для Самары для того, чтобы ямочный ремонт был сделан. Зачем объявлять, что завершён ямочный ремонт, когда сейчас десятки, может быть, несколько десятков дорог, где практически, колесо туда попадает, и ты поддоном задеваешь другую часть асфальта. Поэтому, что касается решения проблем, имеется в виду и более активное движение вперёд. Конечно, выборы, итоги выборов дадут дополнительные рычаги, чтобы ситуация менялась быстрее.

Нет решения по строительству стадиона. Что бы было в Саранске сейчас? Я вам скажу. На второй день мэр бы не работал. И не только в Саранске. Мы же понимаем, о чём речь идёт. Понимаем, какая ответственность. Это, может быть, последний шанс для Самары...

В пятницу прошлую мы получили телеграмму из «Спорт-Инжиниринг»: отозвать строительную подрядную организацию из Самары, из-за того, что нет разрешения на строительство от мэрии Самары. И сейчас мы должны заново всё пройти: разрешение, потом снова они должны принять решение, снова направлять. Каждый такой зигзаг – это шары в обратную сторону на весы. И система в Самаре, та, которую мы имеем, она, скажем, взращённая, что ли, за последние 10-20 лет, что мэр может делать всё, что хочет. Ведь можно сколько угодно пиариться, но есть вещи, или ты делаешь, или не делаешь».

 

О судьбе речного порта (вопрос от ИА «Засекин»)

«Да, в том виде, в каком раньше декларировалось, ну, многими, и, в том числе теми, которые проектировали реконструкцию старой Самары, что планировалось там уже в этом году речпорт перенести в другое место - в этом году этот вопрос решаться не будет. То есть, речпорт будет работать. Почему будет работать? Потому что у нас очень большие объёмы работ. И в таком, скажем, порядке, когда у нас под вопросом, не то, что под вопросом, у нас и по стадиону много, скажем, вопросов, и много других вопросов. А речпорт – это, в том числе, одна из тех точек, на которые рассчитывают поставщики стройматериалов. И нам сейчас, в этот момент, именно в этом году менять место дислокации или, как некоторые предлагали, там, в Сызрань перевезти, это не очень удачное предложение и решение. Поэтому речпорт в этом году трогаться не будет.

Ещё раз мы рассмотрим концепцию развития стрелки. Потому что с речпортом ещё связан пассажирский порт, у них общие коммуникации, пассажирский порт трогать с того места, где он есть, не только необходимости нет, а наоборот, там надо его благоустраивать и делать одним из центров. Во всех городах, имеющих пассажирские порты, они, наоборот, украшением являются любого города. И они тоже, речпорт с пассажирским, связаны общими коммуникациями, тут тоже могут возникнуть проблемы с пассажирским, поэтому этот вопрос будет дополнительно прорабатываться, и решение будет приниматься чуть позже. Какое оно будет, сейчас пока я не готов сказать».

 

О реконструкции исторического центра Самары

«Речь идёт только о стрелке. А всё остальное пока идёт в режиме тех дискуссий, которые идут. Но я бы тоже хотел просить у вас, прессу, чтобы там не появлялись тоже вопросы, которые, вот, человек, условный специалист в этой области, а очень хочет что-то там всё показать, рассказать, предложить и так далее. На самом деле, если поглубже всё посмотреть, подобного рода предложения, они никогда, условно, историческую часть города не изменят. Почему не изменят? Потому что есть предложения, которые стоят таких денег, которых никогда Самара иметь не будет. Никогда. Нам нужно, по крайней мере, за сотню миллиардов рублей денег. У нас таких денег не будет.

Поэтому надо не то, что все эти деньги вложить, и какую-то часть исторического центра сделать таким, где у нас будет музей. Но мы можем превратиться и в город-музей, ведь есть вещи, которые должны работать на будущее. На будущее, то есть на молодое поколение, на образование, на науку. И так далее, и так далее. Ещё один из римских мыслителей высказывался, что общество, сориентированное на прошлое, бесперспективно, общество, которое сориентировано на вещи будущие, имеет хорошую перспективу (вероятно, губернатор имел ввиду высказывание британского историка XXвека Арнольда Тойнби: «Общество, ориентированное на верность традициям, своему прошлому, обречено на исчезновение. Общество, ориентированное на свое настоящее, обречено на застой. И только общество, ориентированное на будущее, способно развиваться», - прим. редакции).

Чтобы у нас не получилось, что всё, что мы имеем, любые средства, будем направлять туда, а студенческих общежитий современных, куда мог приехать, в том числе, иностранец на учёбу, талантливый, или даже с другого региона, у нас нет. В том же Саранске их четыре, на 2 400 мест, с душем, с туалетом в каждой комнате. У нас их нет, а это будущее наше. Или талантливый человек придёт туда, или сюда...

Когда я приехал, и мне назвали, что местным решением утвердили 5 тысяч дополнительных как архитектурные памятники местного значения. Я знаю, и города-миллионники, и Казань ставили по-другому вопрос. Вот были российского значения, федерального значения памятники, они просили перевезти их на местный уровень и определялись, как с ними дальше быть. У нас тенденция шла другая...

В условиях того законодательства, которое в стране есть, тех реалий, которые существуют, ситуация у нас, понятно, в финансовом отношении такая, что проекты, связанные с несбыточными вещами, решить очень сложно. И почти невозможно. Поэтому, конечно, я исхожу из того, что надо, прежде всего, понять, что старая часть, историческая часть города, тоже будет шаг за шагом  меняться. Но нам крайне необходимо иметь знаковые вещи. Чтобы молодой человек, который выбирает место жизни здесь, он понимал, что для его детей есть все условия...

И мы эти вещи должны как можно быстрее сделать, реализовать, чтобы мы не были ущербными.  Ну, и параллельно, понятно, историческую часть шаг за шагом решать, особенно те вещи, которые на самом деле представляют ценность».

 

Слушала и записывала Елена Вавина

    06 июня 2014, 06:59 5195 1

    Теги: Николай Меркушкин, отставка, выборы, Самарская область, пресс-конференция,

    Поделиться:


    Код для вставки в блог:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии (1)

    1. Виктор 17 июня 2014, 14:25 # 0
      Да херня это все, tltgorod.ru/expert/?page=16&expert=21448 вот правда